Глера. Глера - давний синоним винограда северной Италии Просекко, это название под которым он в настоящее время официально известен.

Все вина Prosecco делаются преимущественно из винограда сорта  Виноград Глера был ранее известен как Просекко, названный в 

Просекко часто называют и сорт винограда, из которого производят это вино. Однако, с 2009 года официальное название сорта – Гле́ра (Glera), по его 


Глера (Glera) (ранее Просекко (Prosecco)) - популярный сорт белого винограда. В Италии виноград Глера выращивается преимущественно в регионе 

Грузовик, натужно воя на крутых поворотах, не особо приспособленных для комфортного вождения, взбирается на холм через крадущийся между лоз туман. Водитель, и теперь уже бывший совладелец хозяйства Bisol — Дезидерио Бизоль, пристёгиваться не просит — полицейские так же завязаны на местное виноделие, как французский коньяк на российский газ.
С холма осторожно осматриваемся — повсюду террасы, виноградники и лозы. Сразу и не скажешь, что среди всей этой красоты восточные регионы Венето, где делают одно из самых популярных вин Италии — просекко — раздирают противоречия, а виноделы находятся в скрытой конфронтации друг с другом. Так всегда, когда меряются силами большие бабки и большое искусство. Понять и простить
Если ты думал, что просекко — это просто и тупо «просекко», то это зря: игристое вино из сортов глера (и некоторых других) делается на достаточно обширных территориях вокруг Тревизо. Увидев на бутылке Prosecco DOC, не удивляйся: это тот самый аппелласьон (а ведь не хотел заумных слов), где делается подавляющее большинство недорогих игристых ( больше 300 млн бутылок в 2014 году). По соседству, на холмах, живут ребята покачественнее и поприличнее, но сложностей у них от этого ничуть не меньше. Ну и видок с холма Картицце!
Поясню. Если на этикетке просекко написано dry — это ещё не значит, что оно сухое, а если оно названо spumante — это не значит, что оно плохое. У просекко есть два базовых аппелласьона — Prosecco DOC, а есть и более «крутой» DOCG. Тут, правда, есть проблема — слово Prosecco в нём не фигурирует. Виноградники зоны DOCG находятся в условном регионе между городками Вальдоббьядене на западе и Конельяно на востоке, отсюда и замороченное название аппелласьона Conegliano-Valdobbiadene DOCG. Это и есть территория качественного просекко. По крайней мере, в теории.
На практике же это война. Может быть, тихая, но всё же. Крупные производители зоны DOC рулят рынком и определяют лицо, а, точнее, безличие итальянского игристого. Рынок наводняют, как можно догадаться, крупные кооперативы зоны Prosecco DOC: это типичное полусладкое и не менее полупенное пойло, которое чаще всего и украшает полки как российских, так и мировых супермаркетов. В другом лагере из более, чем ста восьмидесяти производителей «хорошего» просекко зоны DOCG, по мнению независимых инсайдеров, около 40% делают по-настоящему качественное вино. Бороться с потреблением «пойла» можно только рублём: «Товарищ! Лучше реже, но лучше!». И ты, Brut
«Что ж такое?!», — я сижу напротив президента Консорциума Conegliano-Valdobbiadene DOCG. «Ну почему у вас сладкое вино зовётся «сухим»?» И правда, понять, почему классификация просекко по сахару устроена через *опу, сложно. «Сухое» dry просекко может официально иметь от 17 до 32 г сахара на литр, extra dry — от 12 до 17 г/л. Позже выясняется, что по-настоящему сухое просекко обозначается словом brut, и это только цветочки. Со следующего, 2018-го года мы ждём категорию extra brut, которая станет аналогом brut nature, совершенно или почти совершенно сухого вина с 0-2 граммами сахара на литр. Без пузырьков

Теперь игристое вино Просекко имеет крепость 10-12%, почти сухое что с начала XXI века виноград Глера выращивают не только на 

Если приедете к нормальным, неиндустриальным производителям просекко, сразу узнаете про метод, которым здесь делали вино не одну сотню лет. Называется он col fondo, он же метод анчестрале, не стоит путать с французским sur lie, «сделанным на осадке». Технически этот метод — сильно недоведённое до ума шампанское, которому не дали красиво завершить даже первую ферментацию. И забыли дегоржировать. И ещё там что-то страшное. В методе анчестрале дегоржаж чаще всего просто не делают, потому игристое вино получается и без добавления тиражного ликера — дозажа. Вкуснейшее Col Fondo от Roccat
Чтобы узнать, как употребляли раньше просекко, достаточно сходить в пару местных баров и пообщаться со старожилами. Просекко пили безо всяких пузырей, наливали его из больших стеклянных бутылей, которые можно встретить нынче в коньячных подвалах, или из сосудов поменьше. Короче, стариканы пили тихое просекко, фридзанте было редкостью, не говоря уж о col fondo. Чуть позже, с приходом нормальных бутылок, не взрывавшихся от дуновения ветра, народ стал замечать и поощрять вторичную ферментацию, которая по весне следующего года и давала приятную игристость. Коровы и вот это всё
По вьющейся между кривоватых буйных виноградников с гигантскими лозами глеры в человеческий рост, поднимаемся на высоту «нцать» метров над уровнем моря. Гугл уверенно ведет к точке на карте под названием Ca’ dei Zago — по прибытии убеждаюсь, что передо мной сарай с пятью цементными танками, ловко припрятанными в гараже и непонятно, как вообще сюда попавшими. Машину встречает пугливая рябая женщина с ребёнком, она призывно машет рукой, указывая на нас крупному детине, выходящему из большого дома. Кристиан Дзаго, один из немногих бунтарей региона, подает руку-лопату и испытующе смотрит: чё, мол приехали? Дзаго — мужчина, делающий гипер-просекко в пятом колене: вместе с нехитрым скарбом его предки приехали на крутые холмы в 1924-м.
Помимо нехитрого скарба предки Дзаго вдумчиво прихватили с собой дюжину коров, которые сегодня полностью при деле, и Кристиан, кажется, с гордостью, поясняет: «Мы говорим об оригинальном способе ведения винного хозяйства: все знают, что с тремя коровами на гектар нам не нужно никаких химических добавок. Дерьмо даёт нам всё». Слегка оторопевший, иду за Кристианом на виноградники: это не совсем то, что ожидаешь услышать от производителя одних из самых интересных вин в зоне DOCG. Кристиан Дзаго, винодельня Ca dei Zago

Просекко (Prosecco) – чрезвычайно распространённое игристое вино, богатая история - виноград, из которого производится вино (сорт Глера, Glera), 

Кристиан машет рукой в сторону виноградников, основательно заросших травой: «Здесь мой отец никогда не использовал гербициды, все удобрения — от коров». Кристиану Дзаго 31 год, и он не переживает, что его ребёнок может не захотеть заниматься виноделием. «Я заведу троих-четверых, чтобы один точно продолжил мое дело», — говорит он со смехом. Кристиан не жалуется на спрос на его вина. Клиенты, которые привыкли покупать у Кристиана, не любят «нормальное» просекко, так уж получается.
В Valdobbiadene Conegliano DOCG все болеют по-разному. Кристиан Дзаго, например, загоняется по классике, он делает лишь два вина: методом col fondo и классическим шампанским. Никаких автоклавов, никакого женерика, никакого налива. «Люди вокруг думают, что я немного сумасшедший, ведь я не делаю вино методом Шарма, как тут принято. Я трачу около 1000 человеко-часов на гектар в год. В Венето на равнине ты тратишь 300 часов, если с трактором. У нас тут всё по-другому. Чтобы сделать нужное нам вино, мы не используем химию. И ещё я никогда не смог бы добавить грамм сахара в вино: сахар происходит с другой земли», — говорит он. Хрень с горы
Если ты ничего не слышал про Картицце, ты ничего не знаешь про просекко. Это всё же самый известный терруар в зоне DOCG. Знаменитый холм — это 107 гектаров крутых склонов и самой дорогой земли на районе. Говорят, если бы кто-то решился продать тут виноградник, он бы стоил не менее миллиона евро, по самым скромным оценкам. В то время, как цены на «стандартный» виноградник в зоне DOCG — 300-400 тысяч евро за гектар. С одной стороны, тут делается просекко, которое обычно стоит куда дороже своих сородичей с холмов по соседству. Тот факт, что даже люди, которые здесь работают почти всю жизнь, всё равно не могут понять, почему система построена именно так, говорит о многом.
Так в чём же парадокс? Он в том, что вино с этого холма делают не для того, чтобы им гордиться, а «чтобы было». Исключения по-настоящему единичны. Снова и снова мне повторяли эту фразу, пока я не поверил в её правдивость. Почему Cartizze — это не отображение терруара, а в два раза более дорогая и чуть более сложная по вкусовым характеристикам шипучка?
Начнем с того, что почти всё Cartizze делается в стиле dry — а это значит, в сладком стиле (не забываем, что сухое вино здесь зовется брютом). А сахар — как известно — убийца терруара. Что там хотел сказать винодел, какие там почвы, какой дренаж, какой невероятный наклон, какой микроклимат — всё это теряется за двадцатью граммами белого вещества на литр. Холмом Картицце владеют вовсе не крупные хозяйства, а мелкие фермеры-виноградари, продающие виноград всем остальным. Интервью с одним из таких фермеров, поставляющим виноград крупному хозяйству, мы уже делали ранее. Золотой холм Картицце. Во всех отношениях
Тот факт, что многие виноделы не гордятся своим Cartizze, Леонардо Маркезин из B orgo Antico около Конельяно, объясняет тем, что это чистый бизнес. «У меня клиенты иногда спрашивают, есть ли у меня Картицце. Я отвечаю, что нет и не хочу. Я не хочу делать просекко за 12 евро. Я делаю совсем другие вина, я делаю вино классическим методом. Можете представить себе Картицце metodo classico? Картицце рождается чтобы быть сладким просекко. Уже в умах людей Картицце это сладкое вино».
Почему всё же не делать вино с лучшего терруара традиционным методом или col fondo? Маркезин утверждает, что сорт винограда глера, из которого, в основном и делается просекко, знаменит своими цветочными и фруктовыми тонами, богатым букетом, который при выдержке на осадке может разрушиться, как карточный домик. Некоторые утверждают, что вино становится плосковатым, а присутствие осадка из мертвых дрожжей в бутылке делает его куда менее стабильным. Избавление от осадка — дегоржаж — в целом, необходим глере как сорту, чтобы сохранить его чистоту, кислотность и потенциал к выдержке, считают многие. И всё же оба — Лео и Кристиан — называют классический метод самым приемлемым для супер-терруара. «Если бы мне подарили пару гектаров в Картицце, я бы сделал вино классическим методом», — Кристиан Дзаго искренне удивляется вопросу.
Конечно, производителей просекко делать Cartizze никто не заставляет. Никто, коме рынка, поправляет меня Луиза далла Коста, коммерческий директор хозяйства Merotto. «А потому мы почти обязаны иметь Картицце в нашем портфеле, делаем 10 000 бутылок в год, это не много по сравнению с общим нашим производством. Но ты не можешь делать просекко и не иметь Cartizze». Прикупить земли
Примо Франко смотрит на меня, ничег

Просе́кко (итал. Prosecco) — итальянское вино, сухое, игристое. Изготовляется из винограда сорта Глера (до 2009 года Просекко использовалось как 

В восемнадцатом веке, культивирование виноградной лозы Глера века, благодаря технологиям производства игристых вин, родилось Просекко, 

Тип, Белое игристое брют. Виноград, Глера (Просекко). Стиль, Аперитивное. Регион, Вальдоббьядене Конельяно , Италия